Лу Герига болезнь. +

ЛУ ГЕРИГА БОЛЕЗНЬ

dr.Pro аватар
Не на сайте
Был на сайте: 6 лет 3 недели назад
Зарегистрирован: 06.04.2010 - 20:08
Публикации: 30

Здравствуйте, подскажите где можно найти больше информации по диагностике данной болезни?

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

Она будет помещена в данной ветке и будет представлена весьма объёмно.

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

 

Биография Лу Гериг (Lou Gehrig)

<ins class="c1"></ins>

��������� Гериг Лу (Gehrig Lou)

Лу Гериг (1903 - 1941) - бейсбольный игрок, родился 19 июня 1903 года в городе Нью-Йорк. Наиболее известен как «железная лошадь», герой «Нью-Йорк Янкиз». При рождении получил имя Генри Луис Гериг.

В биографии Лу Гериг было совершено 2130 последовательных игр за «Нью-Йорк Янкиз» с 1925 по 1939 года. Это дало ему прозвище «железная лошадь». Будучи бейсменом на первой базе, Гериг играл в одной команде с Бэйбом Рут, Джо ДиМаджио на протяжении популярных годов для «Янкиз» (1920х и 1930х).

Лу Гериг одержал редкую тройную победу в 1934 году, совершив 49 хоумранов, 165 засчитанных пробежек, имея средние очки в бэттинге 0.363. Также он был выбран самым ценным игроком в 1927, 1936 годах. Но наиболее известен за свою 15-сезонную полосу последовательных игр - рекорд, который удалось побить лишь в 1995 году бейсболисту Калу Рипкен. Гериг ушел из бейсбола после восьми игр сезона 1939 года. Ему был поставлен диагноз дегенеративного бокового амиотрофического склероза.

4 июля 1939 года «Янкиз» организовала день признания для спортсмена, когда были произнесены его известные слова: «Сегодня я чувствую себя счастливейшим человеком на Земле». Два года спустя Лу Гериг умер в Нью-Йорке.

Дополнительные данные: «Янкиз» убрала четвертый номер униформы, который носил Лу Гериг. Это первый случай во всех видах спорта, когда игрок получил такую честь. Гари Купер сыграл знаменитого бейсболиста в фильме 1942 года «Гордость Янкиз» (Pride of the Yankees). В биографии Лу Гериг также было получено прозвище «Larrupin' Lou». Другими знаменитыми людьми с такой же болезнью были актер Дэвид Нивен, физик Стивен Хокинг.

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

 

Джейсон Бекер (англ. Jason Becker) - американский неоклассический гитарист и композитор. В шестнадцать лет лет стал частью дуэта Cacophony с Марти Фридманом. В двадцатилетнем возрасте заболел болезнью Лу Герига, потерял возможность двигаться и даже говорить, но до сих пор продолжает сочинять музыку с помощью компьютера.
180px-Jason-Becker.jpg

Биография

Джейсон Бекер родился 22 июля 1969 года в простой американской семье, в которой музыке уделялось далеко не последнее место. Его отец Гарри Бекер играл на классической гитаре, а дядя Рон исполнял блюз. Поэтому не было никаких сомнений, что младший Бекер захочет стать гитарным героем. Уже в 5 лет Джейсон вместо беготни с футбольным мячом по двору начинает осваивать инструмент. С дядей Роном он занимается блюзом и постигает искусство импровизации, с отцом разбирает классику и песни Боба Дилана. Юный гитарист демонстрирует феноменальные музыкальные способности, легко исполняя рифы Эрика Клэптона. "Он хотел сразу же заиграть на электрогитаре, - вспоминает Гари. - Я сказал нет, потому что в то время даже подумать не мог, насколько Джейсон преуспеет в гитарном мастерстве".
К шестому классу Бекер получает свою первую электрогитару - отец больше не мог сопротивляться мольбам отпрыска. В школе Джейсон находится под большим впечатлением от творчества Андреса Сеговии, Фернандо Сора, Пола Саймона и других классических гитаристов. С возрастом приходят и новые увлечения: Джефф Бек, Джимми Хендрикс, SRV и группа Стива Морса. Эту музыку Джейсон исполнял в местных забегаловках. А ещё он стал изучать Баха, Моцарта и Антонио Вивальди.
В шестнадцать лет Джейсон встречает человека, полностью изменившего его музыкальное мировоззрение и повлиявшего на становление юного дарования. Это был великолепный Марти Фридман, который уже поучаствовал в записи нескольких пластинок. В то время Марти заканчивал материал для новой записи "Speed Metal Symphony" - гремучей смеси неоклассического шреда с экзотическим звучанием. Он был поражен музыкальными способностями Бекера и решил пригласить его в проект, получивший название Cacophony. По словам Джейсона, просто играя, импровизируя и сочиняя вместе с Марти, он изменил свою игру и воображение на двести процентов. Джейсон неоднократно отмечал в своих интервью: "Если бы не влияние Марти, максимум, на что я мог бы надеяться, это стать очередным клоном Ингви".
"Speed Metal Symphony" был выпущен на студии Shrapnel Records, специализирующейся на выпуске записей гитаристов-виртуозов. Далее следует работа над вторым альбомом "Go Off!", на котором уже большинство музыки было сочинено Джейсоном. Альбом продолжил традиции первого альбома - виртуозную неоклассику, но с еще более глубоким исследованием экспериментального и восточного звучания. В турне, организованном лейблом, Cacophony исколесила половину Японии и США.
В свободное от группы время Марти и Джейсон работают над сольным творчеством. В 1988 Джейсон выпускает альбом "Perpetual Burn" - шедевр виртуозного исполнения, полный грозных композиций и красивейших гармоний. Альбом показал огромный потенциал Джейсона, особенно выразившийся в таких композициях, как "Air" и "Mabel's Fatal Fable", созданных под влиянием классической музыки. Некоторые соло на альбоме "Perpetual Burn" были сочинены и записаны Марти Фридманом. Джейсон тоже не остался в долгу, приняв участие в записи "Dragon Kiss", первого сольного альбома Марти.
В 1989 году развитие Cacophony подходит к своему логическому концу. Марти и Джейсон расходятся в поисках собственного музыкального пути.
Что касается Марти Фридмана, то он принимает приглашение Дэйва Мастейна и на долгие 10 лет, уходит в стан Megadeth. Джейсон же продолжает сотрудничество со Shrapnel Rec. и знакомится с двумя небезызвестными ныне музыкантами, в записи альбомов которых и принимает участие. Это были Ричи Котцен и Грег Хоу. С Котценом Джейсона связывала крепкая дружба, начало которой было положено еще с совместного джема, организованного в доме Майка Уорни. Позже Джейсон совместно с Майком продюсирует дебютный альбом Ричи, выпущенный Shrapnel Rec. в 1989 году.
Встреча с Грегом Хоу произошла опять-таки благодаря Майку Уорни, который всеми силами привлекал талантливых музыкантов на собственный лейбл. Не будь Shrapnel Rec., возможно, мы бы так никогда и не услышали Cacophony, Ингви Мальмстина, Пола Гилберта и многих других музыкантов, без которых сейчас просто невозможно представить музыкальный мир.
В композиции Хоу "Party Favors" первым идет соло Грега Хоу, третьим соло Джейсона, а вот между ними - никогда не догадаетесь! - импровизации самого Майка Уорни! Оказывается Майк не только мастак ручки на пульте крутить и росписи на контрактах ставить, а еще и гитару в руках держать умеет.
Но долго так продолжаться не могло. Конечно, очень приятно за бутылочкой пивка посидеть с друзьями и поджемовать, но надо было думать, как реализовать собственный потенциал. Джейсон начинает поиски подходящего коллектива. Побыв какое-то время кандидатом на вакантное место в Whitesnake, Бекер все же не был принят в команду. Роль терзателя струн получил "любимый гитарист дьявола" Стив Вай. Но Джейсон не унывал. Прослышав, что Дэвид Ли Рот ищет нового гитариста взамен ушедшего Вая, он посылает пленку. За ней последовал телефонный звонок и приглашение на прослушивание. В результате Джейсон Бекер - новый гитарист Дэвида Ли Рота. Представьте, каково быть гитаристом музыканта, с которым прежде играли всемирно известные Эдди ван Хален и Стив Вай, и, главное, добиться этого в девятнадцать лет! Чуть позже, в 1990 году по итогам читательского голосования Бекер получает титул лучшего нового гитариста по версии журнала "Guitar Magazine". Безусловно, награда была заслужена упорным трудом и означала очень многое для самоутверждения музыканта, ознаменовав собой широкое признание его таланта не только в среде профессионалов, но и среди рядовых почитателей гитарной музыки. По словам Джейсона, получение этого титула было большой честью, хотя он до сих пор не понимает, как смог получить больше голосов, чем Марти Фридман.
Для записи альбома "A Lil' Ain't Enough" команда Ли Рота перебирается в Канаду, в Ванкувер, и музыканты целиком включаются в работу. Но, к сожалению, времени, отпущенного Джейсону, оставалось все меньше: скоро болезнь сразит его тело и прикуёт к инвалидному креслу...
180px-Jason-Becker-2.jpg

Болезнь

Буквально за пол года до прослушивания у Ли Рота прозвенел первый звонок, предвещавщий большую беду. Майской ночью 1989 года Джейсон проснулся от сильной судороги в левой ноге, но особого внимания этому случаю не придал, так как болезненные ощущения бывали и раньше. Однако на этот раз боль не прошла даже наутро. Вскоре Cacophony отправилась в последнее турне по Штатам, после которого наш герой с сольной программой блистал в Японии, а нога ныла все сильнее и не проходила ни на минуту. В ноябре, когда Джейсон перебрался в Лос Анджелес к Дэвиду, он подумал: "Да что за черт, мне надо обратиться к доктору!" и пообещал родным пройти обследование. В медицинском центре провели необходимые тесты, вся семья с большим волнением и нетерпением ждала результатов. "Cкажите нам, что это такое? Ущемление нерва от сильно обтягивающих джинс? Растяжение связок? Нужно будет прикладывать горячие пакеты или холод?" - вспоминает мать Джейсона тот разговор, произошедший много лет назад, когда они буквально засыпали вопросами вышедших с результатом исследований врачей. Ответ был приговором: "Мы пока не уверены, но скорее всего это амиотрофический боковой склероз, болезнь Лу Герига".
JBRoss2-300.jpg
Болезнь Лу Герига слабо изучена современной медициной, носит предположительно вирусный характер заражения. Она хронически воздействует на центральную нервную систему, поражая двигательные нейроны спинного мозга, ствола и коры головного мозга, сопровождается атрофией мышц и параличом, в результате чего человек теряет способность самостоятельно передвигаться, потреблять пищу и, прикованный к постели, обречен на медленную смерть. "Что?! Болезнь Лу Герига? Но ведь это же смертельно, не может быть!" - со слезами на глазах восклицали родные, не веря в результаты анализов. Джейсон согласился пройти дополнительное обследование, но диагноз только подтвердился. "В клинике мне сказали, что никаких лекарств не существует. Некоторые люди живут с эти недугом по десять лет, другие совсем немного. Мне дали максимум пять, - вспоминает музыкант. - Я спросил, смогу ли я играть, поехать в турне. Ответ был таков: продолжай жить своей жизнью, как всегда жил, и ты сам поймешь, когда придет твой час. Еще доктор добавил, что менять диету или образ жизни можно даже не пытаться - это бесполезно. В ответ я рассмеялся и сказал: ну уж нет, мне еще так много нужно в жизни успеть, я непобедим!".
И Джейсон не сдался, не сломался и не раскис. И хотя работа над альбомом далась Бекеру чрезвычайно тяжело, он, превозмогая себя, собрав всю волю в кулак, завершает запись. Его здоровье постепенно ухудшается, болезнь разрушает тело. Ослабшие руки плохо слушалиются, приходится бесчисленное множество раз переигрывать партии, периодически уменьшать калибр струн. В самой группе при этом никто не знал о недуге, сразившем музыканта, за исключением второго гитариста Стива Хантера, который сильно привязался к Джейсону и помогал ему по мере сил и возможностей, о чем Бекер впоследствии вспоминал с искренней благодарностью и теплотой. Особенно тяжело было переносить Джейсону различные многолюдные вечеринки, где его многие считали пьяницей, когда он, не удержавшись на слабеющих ногах, мог упасть от случайного толчка одного из посетителей. Размышления о собственном состоянии и возможном неудовлетворительном качестве исполнения музыки на сцене или в клубе, предвидение фраз слушателей типа: "И это новый гитарист Дэвида Ли Рота?" сильно волновали молодого музыканта. И если живые выступления могли вызвать нарекания, то студийный материал, кропотливым трудом доведенный до совершенства, был лишен этих недостатков. На "A Lil' Ain't Enough" Джейсон удивительным образом преобразовал свою манеру игры, выработанную и отточенную в период Cacophony и Perpetual Burn, и органично вплелся в хард-рок Дэвида Ли Рота.
Ну, а дальше, к великому сожалению, гитаристу становилось только хуже. Он принимает решение уйти из группы, потому что об активной музыкальной деятельности и гастролях из-за болезни можно было забыть. Джейсон возвращается домой, а его отец Гарри Бекер бросает работу и переезжает к сыну, чтобы заботиться о ним и как можно больше времени проводить вместе.
Парню пришлось ходить с тростью. Он начал принимать экспериментальный медицинский препарат, который на какое-то время придал сил и помог лучше передвигаться, но буквально через неделю от него сделалось еще хуже - хуже, чем когда-либо раньше. В общем, свой двадцать первый день рождения Джейсон Бекер провел в постели. В январе 1991 года Бекер в компании друзей записывает кавер-версию композиции Боба Дилана "Meet Me in the Morning" для выходящего под лейблом гитарной студии сборника. Запись прошла в довольно нервозном состоянии, так как руки периодически дрожали при игре, плохо слушались своего хозяина (так, вместо пальцев все вибрато пришлось исполнять при помощи рычага). Джейсон играл максимум на половину от своих былых способностей, на этот раз уже из последних сил.
Но беда только еще больше сплотила родных и близких людей семейства Бекеров. В том же году по инициативе друзей и поддержке музыкального журнала Guitar For The Practicing Musician и лично Майка Уорни был организован и проведен благотворительный концерт для оказания финансовой помощи борющемуся с заболеванием Лу Герига гитаристу-виртуозу. Мероприятие прошло довольно удачно. Концерт с композицией "The Boys Are Back in Town" открывали Алекс Школьник, Тони Мак-Альпин, Стю Хамм, барабанщик Атма Анур и Ричи Котцен. Множество композиций сыграл Стив Хантер со своей группой, Джордж Линч, Джефф Скотт Сото, Закк Уайлд. Джефф Уотсон отыграл небольшой акустический сет и при поддержке Стива Лукатера, Уорена ди Мартини, Брюса Кулика, Стю Хамма и Джонатана Моу исполнил "Little Wing" и "Crossroads".

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

Вчера во Флоренции состоялся матч между "Фиорентиной" и "Миланом". Матч носил название "Tutti per Stefano Borgonovo"" и проводился в благотворительных целях, для оказания помощи Стефано Боргоново.
Было заявлено участие вот этого человека.

И вот что из этого вышло.
Когда-то и они играли вместе, Роберто Баджо и Стефано Боргоново.

Сегодня Стефано тяжело болен, у него боковой амиотрофический склероз (БАС), более известный как «болезнь Лу Герига». Это прогрессирующее нейродегенеративное расстройство было диагностировано в 1939 г. у легендарного американского бейсболиста Лу Герига, игрока команды «Нью-Йорк Янкиз», прожившего после появления первых симптомов всего два года. БАС начинается с повреждения нервных клеток, идущих от головного и спинного мозга к мышцам всех органов и тканей. Когда так называемые двигательные нейроны погибают, головной мозг оказывается не в состоянии управлять работой мышц, и наступает полный паралич.
Большинство больных умирает в течение трех-пяти лет после того как им поставлен диагноз. (Одно из немногих исключений - знаменитый физик-теоретик Стивен Хокинг; который болен уже более 40 лет и до сих пор успешно работает в области космологии и теории гравитации.)
Патогенез бокового амиотрофического склероза, впервые описанного в 1869 г. французским врачом Жаном-Мартином Шарко, до конца не установлен. Раньше думали, что заболевание встречается крайне редко, позже мнение изменилось: в США ежегодно диагностируется примерно 5 тыс. новых случаев БАС, а всего в стране этим недугом страдают 30 тыс. человек. Обычно он развивается в возрасте от 40 до 70 лет. Среди знаменитостей, страдавших БАС, - английский актер Дейвид Нивен, советский композитор Дмитрий Шостакович, китайский лидер Мао Цзэдун. Ученые обнаружили необычайно много больных среди итальянских футболистов (!!!), ветеранов войны в Персидском заливе и жителей острова Гуам в Тихом океане. Причина этого странного явления пока не известна.
"Фиорентина" выиграла 4-1, но Баджо на поле не вышел. Весь вечер он катал коляску с Боргоново по стадиону.

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

 

ALS Society of Canada рассказывает о болезни Лу Герига

Боковой амиотрофический склероз (БАС, ALS) (также известен как болезнь моторных нейронов, болезнь Шарко или болезнь Лу Герига, названная так по имени легендарного американского бейсболиста, погибшего от этого недуга) - страшное неизлечимое дегенеративное заболевание нервной системы неизвестной до сих пор этиологии. По статистике, ежегодно 1-2 человека из 100 000 заболевают БАС. На ранних стадиях болезнь проявляется в виде подёргиваний, судорог, онемения мышц, слабости в конечностях, затруднениях речи. Потом мышечная слабость постепенно охватывает все больше частей тела и, рано или поздно, больной теряет способность самостоятельно передвигаться. Болезнь не влияет на умственные способности, но приводит к тяжёлой депрессии в ожидании медленной смерти.
Люди, страдающие этим неизлечимым недугом, нуждаются в поддержке, как в воздухе, и канадская организация ALS Society of Canada делает все от нее зависящее, чтобы помочь больным. А эта серия принтов, подготовленная рекламным агентством Lowe Roche, призывает всех остальных людей также не отворачиваться от несчастных.
Ранее американские креаторы из BBDO New York по просьбе другой общественной организации ALS Association уже рассказывали общественности о том, что больному БАС сложно даже завязать шнурки, приведя в пример человека, которому недуг обязан своим названием.

ALS Society of Canada от Lowe Roche, Торонто
ALS Society of Canada от Lowe Roche, Торонто
ALS Society of Canada от Lowe Roche, Торонто
Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

 

Что кроется за «странными смертями»?

СКАНДАЛ

В Италии начато расследование, цель которого - вскрыть масштабы использования клубами запрещенных препаратов, а также попытаться выяснить, насколько влияет подобная практика на преждевременный уход из жизни десятков, а то и сотен профессиональных игроков. Поводом для такой акции послужила кончина в ноябре прошлого года в возрасте 42 лет бывшего защитника и капитана «Дженоа» Джанлуки Синьорини.

СИНДРОМ ЛУ ГЕРИГА

Синьорини - наиболее известный случай быстрого «угасания» игрока после завершения им карьеры. За считанные месяцы он превратился из звезды серии А в разбитого склеротика. Кроме него, еще 13 футболистов в промежутке между 1960 и 1996 годами умерло в раннем возрасте, едва перейдя 40-летний рубеж и даже раньше, от той же загадочной болезни, именуемой «синдромом Лу Герига».

Специалисты, занимавшиеся этой проблемой, «перелопатили» 24 тысячи игроков, выступавших в итальянском футболе в этот период времени. На помощь им пришел известный альманах «Панини», который вел их картотеку. Из всего этого массива уже скончалось 400 игроков, причем 70 смертей признаны подозрительными. Например, смерть 25-летнего Джулиано Такколы, произошедшая 12 лет назад от сердечного приступа через несколько дней после матча.

Другой бывший футболист, Карло Петрини, признался: «Мы носились по полю без устали. Могли совершать сколько угодно рывков, ускорений, не испытывая никакого утомления. Но на следующее утро внезапно наступало жуткое чувство полной измотанности».

Исследования показали, что профессиональные футболисты подвержены вдвое большему риску заболевания раком или тяжелой формой склероза (синдром Лу Герига), чем остальная часть населения. Как считают врачи, никакой иной причины, кроме использования допинга, здесь быть не может.

ТРАГЕДИЯ СИНЬОРИНИ

Трагедия Синьорини потрясла всех. Будучи неизлечимой, болезнь постепенно сужала функции его речевого, дыхательного и двигательного аппарата. Почти два года назад, 24 марта 2001 года, «Дженоа» организовала благотворительный матч, доходы с которого пошли на врачебные издержки Синьорини и учебу его четырех детей. На стадион «Феррарис» пришло 25 тысяч человек, а поддержать Джанлуку приехали многие знаменитости, с которыми или под началом которых он играл, - Джаннини, Конти, Пруццо, Мелли, Эранио, Таккони, Пануччи, Скухравы (футболисты), Лидхольм, Сакки, Скольо, Баньоли (тренеры).

Синьорини уже в то время был очень плох, потерял речь и способность двигаться. Мало кто вообще ожидал его увидеть на стадионе, но он появился и даже сделал круг вокруг стадиона в инвалидном кресле, которое катила его дочь Бенедетта.

Вечером 5 ноября 2002 года у Джанлуки наступил острый респираторный криз. Больного отвезли в госпиталь, где он спустя два часа и умер. Незадолго до смерти он попросил жену Антонеллу надеть на него футболку «Дженоа» с его шестым номером, в которой он и был похоронен. «Такова была его последняя воля, - рассказывает Антонелла. - «Дженоа» являлась его жизнью, его любовью. И потом, это был не тот человек, который любил пиджаки и галстуки. В последний вечер его жизни наш младший сын неожиданно попросил меня вставить в видеомагнитофон кассету с записью его интервью. Он хотел послушать голос папы, ведь тот три года как лишился речи».

ВСЕ НАЧАЛОСЬ С ЗЕМАНА

Поворотным моментом в истории допинговой проблемы в итальянском футболе стало заявление в июле 1998 года известного тренера Зденека Земана, в то время возглавлявшего «Рому». Земан в интервью журналу «Эспрессо» сказал, что допинг в итальянском футболе расцвел пышным цветом, и в качестве примеров звезд, использующих его, привел Джанлуку Виалли и Алессандро Дель Пьеро. Последний, по мнению наблюдательного чеха, что-то уж больно резво превратился из субтильного юноши в мускулистого мужика. В ответ Виалли обозвал Земана террористом и подал на него в суд за клевету.

Однако хотя заявления тренера и были голословными, Олимпийский комитет тут же объявил о создании специального органа, уполномоченного отслеживать применение игроками итальянских клубов запрещенных препаратов.

Следователь Раффаэлле Гвариньелло, сделавшийся главным «нюхачом», ретиво взялся за работу, допросил крупных футбольных чиновников, несколько десятков звезд и даже… Диего Марадону. Он проверил на отсутствие допинга всю «скуадру адзурру», вернувшуюся с чемпионата мира во Франции. Ни у кого из 22 ее членов ничего обнаружено не было.

Антидопинговому комитету очень хотелось показать плоды своей «работы», поэтому едва на кого-то из футболистов падало подозрение в применении чего-то недозволенного, они тут же подвергались суровому наказанию без особого разбирательства. Так под горячую руку «инквизиции» попал, в частности, Игорь Шалимов, выступавший в серии В за «Наполи». Игорь не теряет надежды через суд доказать свою невиновность.

В начале 1999 года Гвариньелло заявил, что располагает «черным» списком, в который входит от 60 до 200 футболистов, выступающих в Италии, подозреваемых в применении допинга.

МЕДИЦИНСКИЙ ЛИКБЕЗ

СИНДРОМ ЛУ ГЕРИГА

Синдром Лу Герига - довольно редкая болезнь. Она поражает нервную систему, в особенности нейроны - нервные окончания, посылающие импульсы мышцам.

Лу Гериг, давший болезни название, - это легендарный американский бейсболист, выступавший в 1923-1939 годах за одну и ту же команду - «Нью-Йорк Янкиз». Он установил рекорд, приняв участие в 2130 матчах подряд, причем без единой замены. Только через 56 лет его рекорд был побит. 6 сентября 1995 года бейсболист из «Балтимора» Кол Рипкен-младший вышел на свою 2131-ю игру.

Что касается Герига, наделенного прозвищем Железный Конь, то он играл бы и дальше, если бы не вмешались врачи, обнаружившие у него «мистическую» болезнь, происхождение которой было им непонятно. Дальнейшее пребывание Герига на площадке было чревато смертью. 4 июля 1939-го, в день первого матча, на который «Янкиз» вышли без своего Железного Коня, Гериг попрощался с болельщиками и партнерами, сказав в микрофон: «Я чувствую себя счастливейшим человеком на Земле».

Его судьба нашла отражение в голливудском фильме «Гордость «Янкиз», где роль Железного Коня исполнил Гари Купер.

ПОДОЗРЕВАЕМЫЕ

ЭМПОЛИ

В прошлом и позапрошлом годах по Апеннинам прокатилась целая волна допинговых скандалов. Наиболее «отличился» клуб «Эмполи», выступавший тогда в серии В. Применение его игроками запрещенных средств подтвердили их пробы, взятые по окончании матчей с «Пистоезе» и «Реджиной».

Федерация оштрафовала клуб на 60 тысяч евро и отстранила доктора команды Франческо Амманати от выполнения своих обязанностей на четыре года. Однако результаты матчей «Эмполи» остались неизменными, очковых потерь не последовало, и клуб благополучно вышел в серию А. Специальная комиссия по расследованию применения допинга продолжает работу и, возможно, в скором времени огласит новые результаты, к которым причастны ведущие команды серии «А».

ЮВЕНТУС

Недавно была предана гласности такая любопытная информация: несколько лет назад в лазарете «Ювентуса» содержалось 281 наименование различных препаратов, причем большинство таких, какие нельзя выписывать пациентам без предъявления рецепта. «Для организации, не относящейся к медицинской структуре, такое количество весьма странно, - говорит профессор Джанмартино Бенци. - Подобный ассортимент больше подходит госпиталю среднего класса. Одно из двух: либо игроки «Ювентуса» были все как один невероятно болезненны и только и делали, что лечились от целого спектра недугов, либо лекарства сознательно применялись с какими-то другими целями».

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

 

БОЛЕЗНЬ ЛУ ГЕРИГА: ЕСТЬ ЛИ СПАСЕНИЕ?

Патрик Абишер и Энн Като
В Мире Науки, 2008.- № 2, С. 36-43

Найдены новые подходы к лечению страшной болезни, считавшейся до недавнего времени неизлечимой
Официальное название заболевания - боковой ами-отрофический склероз (БАС), однако в США оно больше известно под названием «болезнь Лу Герига». Это прогрессирующее нейродегенеративное расстройство было диагностировано в 1939 г. у легендарного американского бейсболиста с таким именем, полевого игрока команды «Нью-Йорк Ян-киз», прожившего после появления первых симптомов всего два года. БАС начинается с повреждения нервных клеток, идущих от головного и спинного мозга к мышцам всех органов и тканей. Когда так называемые двигательные нейроны погибают, головной мозг оказывается не в состоянии управлять работой мышц, и наступает полный паралич.

Патогенез бокового амиотрофического склероза, впервые описанного в 1869 г. французским врачом Жаном-Мартином Шарко, до конца не установлен. Раньше думали, что заболевание встречается крайне редко, позже мнение изменилось: в США ежегодно диагностируется примерно 5 тыс. новых случаев БАС, а всего в стране этим недугом страдают 30 тыс. человек. Обычно он развивается в возрасте от 40 до 70 лет. Среди знаменитостей, страдавших БАС, - английский актер Дейвид Нивен, советский композитор Дмитрий Шостакович, китайский лидер Мао Цзэдун. Ученые обнаружили необычайно много больных среди итальянских футболистов, ветеранов войны в Персидском заливе и жителей острова Гуам в Тихом океане. Причина этого странного явления пока не известна.

Боковой амиотрофический склероз (БАС) - заболевание, при котором происходит дегенерация двигательных нейронов. В течение трех-пяти лет после появления первых симптомов наступает полный паралич, и больной умирает. В США самой известной жертвой БАС стал легендарный игрок бейсбольной команды «Нью-Йорк Янкиз» Лу Гериг.
Официальное название заболевания - боковой ами-отрофический склероз (БАС), однако в США оно больше известно под названием «болезнь Лу Герига». Это прогрессирующее нейродегенеративное расстройство было диагностировано в 1939 г. у легендарного американского бейсболиста с таким именем, полевого игрока команды «Нью-Йорк Ян-киз», прожившего после появления первых симптомов всего два года. БАС начинается с повреждения нервных клеток, идущих от головного и спинного мозга к мышцам всех органов и тканей. Когда так называемые двигательные нейроны погибают, головной мозг оказывается не в состоянии управлять работой мышц, и наступает полный паралич.
     Представление о том, что такое боковой амиотрофический склероз, дает само название болезни. «Амиотрофический» состоит из трех греческих слов. «А» - отрицание, «мио» - относящийся к мышцам, «трофика» - питание. Таким образом, мышцы у больных БАС испытывают дефицит питательных веществ, а потому атрофируются. Слово «боковой» указывает на область спинного мозга, в которой располагаются погибшие участки нервных клеток. С дегенерацией данной области происходит ее уплотнение («склероз» как раз и означает «затвердевание»). Возможно, самой ужасной особенностью заболевания является то, что больной не утрачивает умственны-ех способностей и осознает все, что с ним происходит.
Наиболее распространена спорадическая форма БАС. Кажется, что болезнь может настичь кого угодно и в любое время. Наследственная форма встречается лишь у 5-10% больных. Ранние проявления заболевания у разных пациентов могут быть неодинаковы, но обычно все начинается со слабости в руках и ногах, речевых расстройств, мышечных судорог, ограниченности движений. Как только затрагиваются дыхательные мышцы, больного помещают в стационар и переводят на искусственную вентиляцию легких.
При БАС поражаются только двигательные нейроны, а чувствительность, слух, вкусовые ощущения и обоняние сохраняются. Однако мотонейроны, ответственные за произвольные движения глаз и мочеиспускание, по неизвестным причинам долгое время остаются ин-тактными. Хокинг, например, до сих пор контролирует сокращение глазных мышц; одно время он использовал для коммуникации брови, поднимая или опуская их в определенных ситуациях. Он может также шевелить двумя пальцами правой руки и использует их для управления синтезатором речи. Администрация по контролю над пищевыми продуктами и лекарственными средствами США (РАО) одобрила применение лишь одного препарата для лечения БАС. Это рилузол, вещество, продлевающее жизнь на несколько месяцев; скорее всего его действие состоит в подавлении образования вредных химических соединений, повреждающих двигательные нейроны.
Что же нам известно о происхождении заболевания? Существует множество гипотез, в их числе - инфекции, влияние наследственных факторов, нарушение работы иммунной системы и химического равновесия в организме, действие токсичных веществ, недостаточное питание. Что именно запускает патологический процесс, остается загадкой. Некоторый прогресс наметился в 1993 г., когда группа генетиков и клиницистов обнаружила ген, ассоциированный с одной из форм наследственного БАС. Он кодирует фермент супероксид-дис-мутазу (8СЮ1), защищающий клетки от свободных радикалов (высоко реакционноспособных веществ, образующихся, в частности, в ходе нормальных метаболических процессов).