ГМ. Нейросаркоидоз. +

 

Нейросаркоидоз

E. Hoitsma, O.P. Sharma
Dept of Neurology and Sarcoidosis Management Centre, University Hospital Maastricht, Maastricht, The Netherlands, and Dept of Pulmonary and Critical Care Medicine, Keck School of Medicine, University of Southern California, Los Angeles, CA, USA. Correspondence: O.P. Sharma, Room 11-900, LACzUSC Medical Center, 1200 North State Street, Los Angeles, CA 90033, USA. Fax: 1 3232262728; E-mail: osharma@usc.edu

Саркоидоз - воспалительная мультисистемная болезнь. Его причина не известна. Болезнь может поражать любую часть нервной системы. Частота клинически очевидного поражения нервной системы у пациентов с саркоидозом по разным оценкам составляет от 5 до 15 % [1, 2]. Однако, частота продромального нейросаркоидоза может быть намного выше [3, 4]. Исследования аутопсий показали, что при жизни диагноз саркоидоз был установлен только у 50 % пациентов с поражением нервной системы [5]. Поскольку проявления нейросаркоидоза могут быть разнообразными, постановка диагноза может быть сложной [2, 3, 6-10]. Нейросаркоидоз может быть острым и внезапным или развиваться медленно и быть хроническим. Кроме того, саркоидозом может быть атакована любая часть нервной системы, но черепные нервы, гипоталамус и гипофиз поражаются наиболее часто [1]. Саркоидные гранулемы могут поражать мозговую оболочку, паренхиму мозга, гипоталамус, ствол мозга, субэпендимный слой желудочковой системы, сплетения сосудистой оболочки и периферических нервов а также кровеносные сосуды, снабжающие нервные структуры [11, 12]. Треть пациентов с нейросаркоидозом имеет несколько неврологических повреждений. Если неврологические синдромы развиваются у пациента с гистологически подтвержденным активным системным саркоидозом, диагноз обычно установить легко. Однако, без гистологического подтверждения саркоидоза на других участках, саркоидоз нервный системы остается трудным диагнозом [13].

Неврологические симптомы могут возникать у пациентов с бездействующим саркоидозом. В таких ситуациях, нейросаркоидоз может занимать первое место в списке дифференциальных диагнозов, но гистологические свидетельства гранулематозного поражения нервной системы в этих случаях являются необходимыми. Кроме того, у небольшого числа пациентов, саркоидоз может происходить как изолированное поражение нервной системы [14, 15]. В таких случаях, важно различать местную неспецифическую саркоидную реакцию и мультисистемный саркоидоз [16]. Нейросаркоидоз относительно редок; большинство публикаций сообщает о небольшом числе пациентов или историй болезни. Проспективных исследований нейросаркоидоза мало [17].

Неврологические проявления саркоидоза

Черепные невропатии

Черепная невропатия - наиболее частое неврологическое осложнение саркоидоза (таблица 1) [1]. Паралич черепных нервов может происходить из-за инфильтрации нервов гранулемами, увеличенного внутричерепного давления или гранулематозного менингита. Паралич седьмого черепного нерва (паралич Белла) - является наиболее обычным повреждением черепных нервов [1] и наиболее частым среди всех неврологических проявлений саркоидоза [2, 3, 9, 18, 22, 31]. Двустороннее поражение нервов может происходить и одновременно и последовательно.

Таблица 1. Черепные невропатии при нейросаркоидозе

Черепной нервПроявлениеI: обонятельный [18, 19]Аносмия, также может происходить из-за поражения слизистой носа II: зрительный [20, 21]Уменьшение остроты зрения, папиллоэдемаIII: глазодвигательный [22]Офтальмоплегия, диплопия, птозIV: блоковый [22]Офтальмоплегия, диплопияV: тройничный [23]Гипестезия, невралгияVI: отводящий [22]Офтальмоплегия, диплопияVII: лицевой [24, 25]Паралич БеллаVIII: преддверно-улитковый [18, 26, 27]Головокружение, потеря слухаIX: языкоглоточный [22]Дизартрия, дисфагияX: блуждающий [28-30]Дизартрия, дисфагия, постуральные симптомыXI: добавочный [22]Слабость грудино-ключично-сосцевидной и трапециевидной мышцXII: подъязычный [22]Дизартрия, дисфагия

Зрительный нерв - второй из наиболее часто поражаемых черепных нервов при саркоидозе [31]. Хотя саркоидные гранулемы зрительного нерва обычно односторонние, могут поражаться оба нерва [32]. Саркоидоз зрительного нерва может происходить без системной болезни [33]. Когда невропатия зрительного нерва происходит у молодых пациентов, рассеянный склероз рассматривается как наиболее вероятная причина этого состоояния. В этих случаях рентгенограмма легких со свидетельствами саркоидоза делает диагноз рассеянного склероза маловероятным [34]. Поражение зрительного нерва при саркоидозе может быть разделено на хронический прогрессирующий тип, который плохо отвечает на кортикостероиды [35] и острый тип, который отвечает на преднизон [2, 35, 36].

Другие черепные нервы также могут быть поражены. Черепные невропатии могут быть одиночными или множественными [37, 38]. Синдром Хеерфордта состоит из черепной невропатии (главным образом лицевого нерва), увеита, увеличения околоушных желез и лихорадки. Этот синдром высоко суггестивен для саркоидоза. Наконец, при саркоидозе были описаны синдром Хорнера вследствие разрушения цервикальных симпатических нервов [1], зрачковые ненормальности, включая внутреннюю офтальмоплегию, зрачок Аргайлла Робертсона и зрачок Эйди [18, 39-42].

Папиллоэдема

Диагноз нейросаркоидоз нужно подозревать у молодых взрослых, особенно женщин детородного возраста, с быстрым развитием папиллоэдемы, особенно связаной с параличом седьмого или другого черепного нерва. У пациентов с саркоидозом всегда должна выполняться фундоскопия.

Асептический менингит

Менингеальные симптомы могут быть острыми или хроническими. Симптомы и признаки включают лихорадку, головную боль, ригидность шеи и стерильную цереброспинальную жидкость (ЦСЖ) с плеоцитозом (особенно лимфоциты) [43]. Уровни глюкозы в ЦСЖ могут быть низкими у приблизительно у пятой части пациентов [44]. Иногда присутствуют изменения когнитивного статуса и полирадикулоневрит [45, 46]. Поражение базальной мозговой оболочки может приводить к черепным невропатиям. Хронический менингит часто бывает рекуррентным и требует продолжительной терапии, принимая во внимание, что острый менингит хорошо отвечает на кортикостероиды.

Гидроцефалия

Гидроцефалия при саркоидозе является редкой и может происходить из-за нарушения абсорбции в синусах твердой мозговой оболочки [12, 14, 47] или обструкции [48, 49]. Помимо головной боли и сонливости, гидроцефалия может производить амнезию, деменцию, недержание мочи и нарушения походки [50, 51].

Повреждения мозга при саркоидозе

Гранулемы могут оставаться маленькими или формировать большие внутричерепные опухоли, могут быть одиночными или множественными. Они могут располагаться экстрадурально, субдурально и в мозговой паренхиме [52-55]. Иногда наблюдаются перивентрикулярные повреждения белого вещества (рис. 1a). Последние могут походить на рассеянный склероз или сосудистые изменения. Бессимптомные перивентрикулярные повреждения белого вещества без менингеального утолщения у пациентов с саркоидозом в возрасте более 50 лет наиболее вероятно происходят не из-за саркоидоза и могут быть расценены как возрастные изменения мелких сосудов.

Клинические особенности гранулематозных масс подобны особенностям любой объемной внутричерепной массы. Гранулематозные повреждения относительно часто были найдены в гипоталамусе и/или гипофизе [56-60], что может вызывать эндокринные нарушения, например несахарный диабет [61], аденогипофизарную недостаточность [62, 63] и синдром аменореи-галактореи [59], изолированные или в различных комбинациях. Инфратенториальные гранулемы менее обычны, чем супратенториальные; также наблюдались гранулематозные массы мозжечка [22]. Когда не найдено никаких признаков системного саркоидоза, дифференциальный диагноз повреждений гипофиза включает аденому гипофиза и лимфоцитарный аденогипофизит [64].

При саркоидозе также происходит гранулематозный васкулит [14, 65]. Для обнаружения васкулита полезно офтальмологическое обследование. Диффузная мозговая васкулопатия может производить психоз, деменцию и эпилептические приступы [47, 66-70]. Сообщалось о псевдоопухолях головного моза из-за тромбоза дуральных синусов как о начальном проявлении нейросаркоидоза [71, 72].

Случай A. 55-летняя женщина в течение 10 месяцев страдала от боли в пояснице, слабости ног, головной боли и атипичного головокружения, независимого от положения тела. Физикальная экспертиза показала двусторонний пирамидальный синдром, 4/5 по шкале UK Medical Research Council (MRC), парапарез обоих подвздошнопоясничных и четырехглавых мышц бедра с нормальным подошвенным рефлексом. Магнитно-резонансная томография (МРТ) показала неспецифические повреждения белого вещества и лептоменингиальные повреждения (рис. 1). МРТ позвоночника показала гиперинтенсивное повреждение. Люмбарная пункция показала плотность клеток 19 лейкоцитов/мм3 (100% лимфоциты) без признаков злокачественного новообразования, с нормальным уровнем белков, глюкозы и ангиотензинпревращающего фермента (АПФ).

neurosarcoidosis1.jpg

Рис. 1. МРТ случая A: a) T1-взвешенное изображение показывает неспецифические повреждения белого вещества (стрелки); b) T2-взвешенное изображение, контрастирование с гадолинием, показывает лептоменингиальные повреждения (стрелки).

В истории болезни была пневмония 4 месяца назад, непосредственно перед началом неврологических симптомов и повреждение языка для почти год назад, которое было диагностировано как доброкачественный микоз. Компьютерная томография (КТ) показала лимфаденопатию корней легких и легочные инфильтраты, биопсия повреждения языка показала неказеозные гранулемы, совместимые с диагнозом саркоидоз. Проводимое лечение преднизоном улучшило симптомы. В настоящее время лечение продолжается.

Приступы

Приступ может быть первым проявлением нейросаркоидоза; может происходить приступ любого типа. Присутствие приступов указывает на хроническое состояние и плохой прогноз [73].

Случай B. 19-летняя женщина поступила в отделение скорой помощи с тоникоклоническим приступом, головной болью, потерей ориентации, частичным затемнением сознания и дисфазией. КТ и МРТ с контрастированием показали повреждение в теменно-затылочной области (рис. 2). Дифференциальный диагноз включал злокачественную опухоль. Люмбарная пункция показала лимфоцитоз без признаков злокачественной болезни. Лабораторные исследования, включая уровни кальция, АПФ, лизоцима и реакцию оседания эритроцитов, не показали никаких ненормальностей. Рентгенограмма легких показала лимфаденопатию корней легких и легочные инфильтраты. Биопсия средостенного лимфатического узла показала неказеозные гранулемы, совместимые с диагнозом саркоидоз. Проводилось лечение преднизоном и вальпроатом, через 1 год пациент не имел ненормальностей на контрольной КТ. Когда дозировка преднизона уменьшалась, произошли два рецидива, с черепной невропатией и множественными повреждениями мозга. Состояние пациента остается устойчивым на 15 милиграммах преднизона.

neurosarcoidosis2.jpg

Рис. 2. Повреждение в теменно-затылочной области случая B: a) компьютерная томография; и b) T2- взвешенное изображение.

Психиатрические симптомы

Гранулематозные инфильтраты центральной нервной системы (ЦНС) могут производить разнообразные ментальные симптомы. У пациента с мультисистемным саркоидозом и необъяснимым ментальным ухудшением, показана агрессивная оценка ЦНС. Симптомы могут отвечать на кортикостероидную терапию [47, 69]. Некоторые пациенты с саркоидозом могут иметь умеренную амнезию, без объективного ухудшения или неврологической дисфункции. Это состояние может быть связано с усталостью и проблемами концентрации, или, в некоторых случаях, с синдромом ортостатической тахикардии (см. случай E) [74]. Для оценки таких пациентов необходимы нейропсихологические исследования.

Саркоидоз спинного мозга

Саркоидоз спинного мозга охватывает широкий спектр болезней, включая арахноидит, экстрадуральные, интрадуральные, экстрамедуллярные и интрамедуллярные повреждения [1, 75, 76]. Интрамедуллярные повреждения - одно из редких проявлений саркоидоза (рис. 3). Гранулемы, поражающие спинной мозг часто клинически и радиологически неразличимы от злокачественной опухоли [77, 78]. Пациенты могут иметь поперечную миелопатию с пара- или терапарезом [75, 79-81], вегетативную дисрефлексию [82], радикулоневрит [75] и синдром конского хвоста (cauda equina) [83-88].

Случай C. Пациент - 33-летний мужчина из Ирана с парезом левой ноги, с судорогами мышц в течение 2 месяцев и задержкой мочи в течение 2 недель. История болезни включала гистологически доказанный легочный саркоидоз со спонтанным разрешением легочных симптомов 6 месяцев назад. Физикальная экспертиза показала парез левой ноги, 4/5 по шкале MRC, клонус колена, сухожильный рефлекс левого голеностопного сустава и двухсторонний рефлекс Бабинского. Была уменьшена чувствительность к боли, вибрации и прикосновению в обеих ногах. Результаты лабораторного исследования, включая СОЭ, АПФ в сыворотке и ЦСЖ, белок, глюкозу и лейкоциты в ЦСЖ, были в пределах нормы. МРТ головного мозга не показала никаких ненормальностей, принимая во внимание, что МРТ спинного мозга показала медуллярное повреждение (рис. 3). Впоследствии, из-за наличия саркоидоза в истории болезни была выполнена рентгенограмма легких, и снова была найдена грудная аденопатия, совместимая с диагнозом саркоидоз. Было начато лечение - 80 милиграмм преднизона ежедневно. Перед этим проводилась терапия 1,000 милиграмм метилпреднизолона внутривенно в течение 3 дней. Неврологическая ситуация оставалась устойчивой. Однако, когда дозировка преднизона через 10 недель была уменьшена, симптомы усилились. Было начато лечение метотрексатом. В настоящее время, пациент остается устойчивым на 10 милиграммах метотрексата один раз в неделю и 10 милиграммах преднизона и 1 милиграмма фолиевой кислоты ежедневно.

neurosarcoidosis3.jpg

Рис. 3. T2-взвешенное изображение случая C с гиперинтенсивными повреждениями спинного мозга (стрелки).

Периферическая невропатия

Клинический и патологический спектр саркоидной невропатии очень широк. Периферическая невропатия при саркоидозе является редкой [89, 90]. Паттерн невропатии крупных волокон при саркоидозе включает множественные мононевропатии, полирадикулоневрит, синдром Гийена-Барре и симметричную дистальную полиневропатию, которая может быть сенсорно-двигательной, преимущественно сенсорной или преимущественно двигательной [14, 90-102]. Эпиневральные и периневральные гранулемы а также гранулематозный васкулит могут вызывать ишемическую дегенерацию аксонов и демиелинизацию из-за местной компрессии [89, 93, 94]. Биопсия нервов может быть полезной при диагностировании болезни. У большинства пациентов, клинический курс саркоидной невропатии - подострый [93] и многие пациенты отвечают на кортикостероидную терапию [17].

Невропатия мелких волокон

Недавно было показано, что при саркоидозе происходит невропатия мелких волокон (SFN) [103-105] и что она является относительно частой [104]. Однако, поскольку стандартные тесты проведения нервов оценивают только функцию крупных нервных волокон и количественные методы для оценки невропатии мелких волокон маленьких обычно не используются, SFN может быть легко пропущена. SFN относительно недавно была признана как самостоятельное клиническое состояние. До этого, эти симптомы являлись загадкой и для пациента и для врача. SFN может поражать пучки вегетативных нервных волокон и вызывать денервацию сердца [106]. Возникают ли жизнеугрожающие состояния, например аритмия, когда происходит денервация сердца, требует дальнейшего исследования. SFN также может производить синдром ''беспокойных ног'' (RLS) [107]. RLS и синдром периодических движений конечностей (PLMD), часто связаны с нарушениями сна и часто присутствуют при саркоидозе [108]. В таблице 2 представлены симптомы, суггестивные для SFN. Патофизиология и лечение SFN при саркоидозе неизвестны и нуждаются в дальнейшем исследовании.

Таблица 2 Симптомы, суггестивные для невропатии мелких волокон

Сенсорные симптомы

  • Боль
  • Парестезии
  • ''Непереносимость постельного белья'' (sheet intolerance)
  • Синдром беспокойных ног

Симптомы вегетативной дисфункции

  • Гипо- или гипергидроз
  • Диарея или запор
  • Недержание или задержка мочи
  • Гастропарез
  • Синдром сухости
  • ''Размытое'' зрение
  • Приливы крови к лицу
  • Отсутствие ортостатическое толерантности
  • Половая дисфункция
  • Поражение скелетных мышц

Случай D. 55-летний мужчина с легочным саркоидозом, диагностированным 2 года назад поступил в отделение неврологии с серьезной болью в руках и ногах с парестезиями. Он не использовал постельное белье и носил короткие брюки без носков даже зимой, потому что не мог переносить прикосновение к голеням. Кроме того, он имел серьезную усталость, сильную потливость, диарею, трудности опорождения мочевого пузыря, синдром сухости, учащенное сердцебиение с головокружением и обмороками и эректильную дисфункцию. Неврологическая экспертиза не показала никаких ненормальностей, кроме дизестезии голеней и ступней. Дифференциальный диагноз включал невропатию с поражением вегетативных нервных волокон. Электромиография (ЭМГ) не показала ненормальностей. Проверка теплового порога (TTT) показала патологию чувствительности к температуре, совместимую с SFN. Проводилось лечение преднизоном и впоследствии метотрексатом без улучшения. Лечение габапентином, амитриплитином, карбамазепином и капсаицином местно также не дало результатов [109-112]. Опиаты дали некоторое уменьшение боли и улучшение диареи. Однако, через несколько недель, развилась задерка мочи. В настоящее время пациент нетрудоспособен, главным образом из-за серьезной боли и усталости.

Случай E. 39-летний мужчина с легочным саркоидозом и неврологической болезнью (гидроцефалия) начиная с 2000 г. поступил в отделении неврологии в 2003 г. с симптомами чрезвычайной усталости, ментальными нарушениями, болью в ладонях и ступнях, слабостью ног, головокружением и ухудшеним резкости зрения в вертикальном положении. Он страдал от этих симптомов в течение 2 лет. МРТ головного мозга показала гидроцефалию без паренхиматозных повреждений, люмбарная пункция показала нормальное давление и нормальные индексы клеток и уровни глюкозы и белка. Симптомы, зависимые от положения тела вместе с болью в ладонях и ступнях, были суггестивны для SFN.

Была выполнена ТТТ, которая показала нарушение температурной чувствительности. Была обнаружена вегетативная дисфункция. Хотя имелся нормальный ответ кровяного давления после изменения положения тела с горизонтального (лежа на спине) на вертикальное, наблюдалось патологическое увеличение частоты сердечных сокращений (до 63 ударов в минуту, норма менее 30 ударов в минуту). Кроме того, частота модуляции кровяного давления в вертикальном положении была слишком низкой (0.051 Гц). Эти результаты являются совместимыми с диагнозом ортостатической тахикардии [74]. Проводилось лечение гидратацией, увеличенным потреблением соли, больной носил элластичные поддерживающие чулки без большой выгоды. В настоящее время, он находится на 50 милиграммах флюдрокортизона ежедневно, с некоторым улучшением симптомов.

Поражение мышц может быть симптоматическим или бессимптомным [113, 114]. Бессимптомное гранулематозное поражение мышц при саркоидозе наблюдается в 50-80 % случаев [115], принимая во внимание, что симптоматическое поражение мышц является намного менее обычным (1.4-2.3 %) [116]. Пациенты обычно имеют боль и слабость пораженных мышц, атрофию и иногда даже судороги и контрактуры [116]. Симптоматическое поражение может быть разделено на следующие типы: 1) пальпируемые узловые повреждения, которые происходят относительно редко; 2) острый миозит, который является редким и обычно наблюдается у женщин; и 3) хроническая миопатия, которая является более обычной и редко происходит в начале болезни [114, 116-118]. Так как в большинстве случаев, гранулематозные инфильтраты находится в структурах соединительной ткани и некроз мышечных волокон редок, результаты ЭМГ могут быть нормальны [113]. Однако, ЭМГ может показать миопатию. Различить саркоидную миопатию и миопатию, индуцированную стероидной терапией, особенно при хронической миопатии, сложно. В первом случае, использование стероидов показано, во втором случае, дозировка стероидов должна быть снижена. Стероидная миопатия замечена при использовании фторированных кортикостероидов (дексаметазон, триамцинолон и бетаметазон). Различия между этими двумя видами миопатии представлены в таблице 3. Биопсия мышц в этом случае является наиболее полезной. При саркоидной миопатии, повреждения имеют форму гранулем в соединительной ткани, расположенных периваскулярно. Повреждения являются фокальными и биопсия увеличивает возможность установления диагноза [114. При стероидной миопатии, обычно наблюдается атрофия волокон типа II.

Таблица 3. Различия между саркоидной и стероидной миопатией

ПараметрСтероидная миопатияСаркоидная миопатияКлинические особенностиМиалгия, проксимальная слабость, особенно в ногах.Миалгия, проксимальная слабость. Иногда пальпируемые узелки, контрактуры или судороги.КреатинкиназаГлавным образом нормальна.Иногда увеличена.ЧастотаНизкая: 2-21 % у всех пациентов, получавших стероиды.50 % пациентов с саркоидозом имеют гранулемы мышц, часто бессимптомныеЭлектромиографияНизкая амплитуда MUP с короткой
длительностью.Фибрилляции и заостренные положительные волны. Низкая амплитуда MUP с короткой длительностью.БиопсияАтрофия волокон второго типа.Миозит, узловой миозит.

MUP: единица моторного потенциала.

Таблица 4. Нейросаркоидоз: дифференциальный диагноз

ПараметрНейросаркоидозРассеянный склерозБолезнь БехчетаИнфекцииВозраст, лет20-4020-4020-40ЛюбойПолF=MF>MM>FF=MРентгенограмма легкихНенормальности у более 90 %Обычно нормальнаМожет быть патологическойМожет быть патологическойГиперкальциемияНенормальности у менее 15 %ОтсутствуетОтсутствуетМожет присутствоватьУвеитПрисутствует у 25 %ОтсутствуетМожет присутствоватьМожет присутствоватьПоражение лицевого нерваМожет происходитьМожет происходитьОтсутствуетОтсутствуетМенингитМожет происходитьМожет происходитьМожет происходитьМожет происходитьАПФ в ЦСЖПрисутствуетОтсутствуетОтсутствуетОтсутствуетЛизоцим в ЦСЖ ПрисутствуетОтсутствуетОтсутствуетПрисутствуетIgGПрисутствует у 30 %Присутствует у 90 %ОтсутствуетМожет присутствоватьТест КвеймаПоложительныйОтрицательныйОтрицательныйОтрицательный

ЦСЖ: цереброспинальная жидкость; АПФ: ангиотензинпревращающий фермент; F: женщины; M: мужчины.

Диагноз

Фактически любая неврологическая проблема может происходить из-за нейросаркоидоза, но только немногие комбинации симптомов суггестивны для нейросаркоидоза (таблица 4). Диагноз нейросаркоидоз требует совместимой клинической или радиологической картины саркоидоза и гистологического подтверждения наличия неказеозных гранулем [119, 120]. У пациентов с нейросаркоидозом могут наблюдаться три клинические ситуации: 1) пациенты с неврологическими проявлениями и гистологически подтвержденным активным системным саркоидозом; 2) пациенты с неврологическими проявлениями и историей саркоидоза без любых признаков активности; и 3) пациенты с неврологическими проявлениями без истории или любых признаков системного саркоидоза.

В первой ситуации, неврологические симптомы наиболее вероятно связаны с системным саркоидозом и начало стероидной терапии является оправданным (рис. 4). Однако, когда терапия терпит неудачу, диагноз должен быть переоценен и должна быть сделана биопсия, чтобы установить правильный диагноз. Во второй ситуации, у пациентов с историей саркоидоза, у которых развились неврологические симптомы, нейросаркоидоз должен рассматриваться как дифференциальный диагноз. Потребность в биопсии в этом случае является максимальной. В третьей ситуации, нейросаркоидоз редко должен рассматриваться на ранней стадии. В этих случаях, нейросаркоидоз остается одной из более серьезных диагностических проблем [121, 122]. Авторы полагают, что диагностический подход во второй и третьей ситуации должен быть одинаковым (рис. 5). Предшествующая история саркоидоза не обязательно подразумевает, что любая новая проблема должна автоматически быть связана с саркоидозом. По мнению авторов, подход к пациентам с предшествующей историей саркоидоза без свидетельств активной болезни, должен быть таким же, как для пациентов без истории саркоидоза.

На рис. 4 и 5 представлен возможный алгоритм установления диагноза [109, 120]. Сцинтиграфия легких с галлием-67 всего тела [123, 124] или позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ) с флюродеоксиглюкозой [125] могут использоваться для обнаружения подходящих участков для биопсии. Конъюнктивальная биопсия, технически простой, недорогой и безопасный метод, также может использоваться для постановки диагноза. Учитывая, что 54.1 % пациентов с саркоидозом имеет поражение глаз, в случаях подозреваемого саркоидоза должна проводиться офтальмологическая оценка и рассматриваться возможность проведения конъюнктивальной биопсии [126-128].

neurosarcoidosis4.jpg

Рис. 4. Диагностическая диаграмма для пациентов с активным системным саркоидозом и неврологическими симптомами.

neurosarcoidosis5.jpg

Рис. 5. Диагностическая диаграмма для пациентов с неврологическими проявлениями и историей саркоидоза без любых признаков активности и пациентов с неврологическими проявлениями без истории или любых признаков системного саркоидоза. BAL: бронхоальвеолярный лаваж; Hb: гемоглобин; ESR: реакция оседания эритроцитов; ACE: ангиотензинпревращающий фермент; sIL-2R: растворимые рецепторы интерлейкина-2.

Таблица 5. Дифференциальный диагноз нейросаркоидоза

Инфекционные болезни

  • Лепра
  • Туберкулез
  • Болезнь Уиппла
  • Токсоплазмоз
  • Микозы
  • Гельминты
  • Трепонемы
  • Болезнь Лайма

Гранулематозные болезни

  • Гранулематоз Вегенера
  • Синдром Черджа-Стросса
  • Лимфоматоидный гранулематоз

Опухоли

  • Нейролимфомы
  • Глиомы
  • Менингиомы
  • Лептоменингиальные метастазы

Васкулопатии

  • Васкулит
  • Болезнь Бехчета

Системные болезни

  • Амилоидоз
  • Хроническая субдуральная гематома

Неврологические болезни

  • Рассеянный склероз
  • Острый демиелинизирующий энцефаломиелит

Когда исключены другие причины, в качестве дифференциального диагноза должен быть рассмотрен саркоидоз (таблица 5). Наконец, если никаких свидетельств системного саркоидоза найдено не было, но биопсия ЦНС показала саркоид-подобную гранулематозную реакцию, врач должен понимать различия между системным нейросаркоидозом и местной неврологической саркоид-подобной реакцией, например связанной со старым шрамом [129] или реакцией на гельминты [16, 109, 130].

Визуализация нейросаркоидоза

Различные методы визуализации, особенно МРТ, являются наиболее чувствительными диагностическими инструментами для обнаружения и локализации неврологических повреждений. Эти исследования, однако, не специфичны, так как радиологическая экспрессия болезни высоко вариабельна [131, 132].

Цереброспинальная жидкость

Рутинные исследования цереброспинальной жидкости обычно показывают неспецифические ненормальности, которые включают умеренный плеоцитоз, увеличенное содержание белка и иногда умеренно уменьшенные уровни глюкозы. Также сообщалось об увеличении уровня АПФ [133-139] и иммуноглобулина G [140-142], об олигоклональных полосах на электрофореграмме [9, 140, 141], увеличении отношения CD4:CD8 [143] и уровней лизоцима и b2-микроглобулинов [144]. Приблизительно треть пациентов с нейросаркоидозом не имеет ненормальностей цереброспинальной жидкости [11, 18, 119]. Кроме того, подобные ненормальности могут быть найдены при рассеянном склерозе и системной красной волчанке.

Уровни АПФ в цереброспинальной жидкости увеличены у более половины пациентов с нейросаркоидозом [134]. Однако, должно быть подчеркнуто, что это не является специфическим для нейросаркоидоза и также происходит при других болезнях ЦНС, например при инфекциях и злокачественных опухолях [134, 139]. Несколько исследований обнаружили значительно более высокие уровни АПФ в цереброспинальной жидкости при активном нейросаркоидозе, по сравнению с контрольной группой и с пациентами с саркоидозом без поражения ЦНС [133-139]. Кроме того, в серии последовательных измерений АПФ в цереброспинальной жидкости, было обнаружено, что они отражают клиническую картину [137, 138, 145].

Корреляции между уровнями АПФ в сыворотке и цереброспинальной жидкости у пациентов с нейросаркоидозом найдено не было. Также не было найдено корреляции между серологическими уровнями АПФ и клинической картиной, или уровнями АПФ и уровнями альбумина в цереброспинальной жидкости (уровень альбумина в цереброспинальной жидкости является индикатором функционирования гематоэнцефалического барьера). Таким образом, АПФ в цереброспинальной жидкости наиболее вероятно синтезируется саркоидными гранулемами ЦНС.

Увеличенные уровни АПФ не специфичны для нейросаркоидоза, но их измерение является полезным при определении активности болезни и ответа на лечение.

Нейрофизиологические исследования

Электроэнцефалография может позволить обнаружить раннюю стадию острого менингоэнцефалита и эпилепсии, вызванных нейросаркоидозом. Зрительные вызванные потенциалы, стволовые вызванные потенциалы и тригеминофасиальные рефлексы могут быть полезны при обнаружении черепной невропатии. ЭМГ и исследования проведения нервов показывают невропатию крупных волокон и миопатию, принимая во внимание, что TTT и/или биопсия кожи необходимы, чтобы оценить SFN. Последние методы используются редко. Оценка вегетативной дисфункции требует специального оборудования. Тест Юинга имеет низкую чувствительность для оценки вегетативной дисфункции при SFN [104, 146]. Широко доступное исследование кожной чувствительности к теплу и холоду не является ни специфическим, ни чувствительным [104, 147]. Полисомнография вместе с ЭМГ могут быть полезны для обнаружения PLMD и нарушений сна.

Клинический курс и прогноз

Отдаленный курс нейросаркоидоза всесторонне оценен не был. Низкая распространенность болезни делает продолжительное наблюдение большого числа пациентов трудным. Кроме того, естественный курс болезни остается неясным из-за необходимости терапевтического вмешательства [148]. Прогноз у пациентов с нейросаркоидозом сильно различается. Болезнь может быть самоограниченной, может периодически усиливаться или ослабляться или постоянно прогрессировать.

Более двух третей пациентов с нейросаркоидозом отвечают на лечение с хорошим результатом. В других случаях, прогресс может быть медленным и устойчивым. Смертность при нейросаркоидозе составляет 10 %, что вдвое больше, чем смертность при всех других проявлений саркоидоза [149]. Курс нейросаркоидоза зависит от типа пораженной ткани: пациенты с дуральными повреждениями, периферической невропатией, поражением черепных нервов и в меньшей степени, с мозговыми повреждения на МРТ без контрастирования, имеют лучший прогноз, чем пациенты с лептоменингиальными, мозговыми паренхиматозными и повреждениями спинного мозга [1, 14, 150]. Пациенты с гранулематозными массами или гидроцефалией имеют тенденцию иметь большее количество рецидивов и часто резистентны к терапии [151-153]. Ferriby с колл. [154] обнаружили, что пациенты с саркоидозом, имевшие поражение ЦНС в течение болезни, имели худший результат по шкале Modified Oxford Handicap Scale, чем пациенты с поражением периферической нервной системы (p<0.02). Таким образом, поражение ЦНС может быть прогностическим фактором менее благоприятного курса болезни и в таких случаях должна рассматриваться возможность ранней и интенсивной терапии [154].

Проспективных исследований лечения нейросаркоидоза проведено не было. Соообщалось об улучшении состояния во многих случаях, но прогресс болезни может происходить несмотря на терапию [14, 155-158]. Большинство рецидивов происходит при снижении дозировки преднизона до менее 10 милиграмм в день [153]. Allen с колл. [17] сообщили, что в проспективном исследовании 32 пациентов с нейросаркоидозом, улучшение произошло у 16 из 19 (84 %) пациентов после терапии и у 5 из 13 (38 %) нелеченных пациентов. Наиболее предсказуемый ответ произошел у пациентов с периферической невропатией: 12 из 14 пациентов имели ответ на лечение. Только у 1 из 8 нелеченных пациентов произошло спонтанное улучшение. Zajicek с колл. [158] зафиксировали прогресс болезни у более половины из 47 пациентов с нейросаркоидозом, несмотря на кортикостероидную и другие иммуносупрессивные терапии. В ретроспективном исследовании Manz [4] сравнил 5 случаев с клинически неочевидным саркоидозом, 6 случаев с системным саркоидозом без поражения ЦНС и 4 случая с разнообразными неврологическими проявлениями в дополнение к системному саркоидозу. Средний возраст смерти пациентов составил 55, 47 и 38 лет, соответственно. Таким образом, саркоидоз у некоторых пациентов может не производить никаких или только тривиальные симптомы, принимая во внимание, что в группе более молодых пациентов, он может быть более серьезным. Если поражение ЦНС происходит рано в течение болезни, нейросаркоидоз имеет быстропрогрессирующий курс с плохим прогнозом, несмотря на проводимое лечение [4].

Катенёв Валентин Львович аватар
Не на сайте
Был на сайте: 3 месяцев 3 недели назад
Зарегистрирован: 22.03.2008 - 22:15
Публикации: 54934

 

Визуализация проявлений нейросаркоидоза

J. Keith Smith, Maria Gisele Matheus and Mauricio Castillo
Department of Radiology, University of North Carolina School of Medicine

Введение

Саркоидоз - идиопатическая системная болезнь, характеризованная формированием неказеозных гранулем. Болезнь воздействует на все органы, особенно часто на легкие и лимфатические узлы. Наиболее типичными ненормальносями головного мозга и позвоночника является утолщение лептоменинкса, но саркоидоз может вовлекать кости, твердую мозговую оболочку, нервные корешки, лептоменинкс и паренхиму, раздельно или в комбинации [1, 2]. Мы рассматриваем визуализацию проявлений нейросаркоидоза вместе с клиническими данными.

Эпидемиология

Саркоидоз может затрагивать пациентов всех возрастов и рас, но наиболее обычен в третьем и четвертом десятилетии жизни. Заболеваемость составляет в среднем 20 на 100,000 среди белых. Афро-американцы и белые из северной Европы имеют самую высокую заболеваемость, женщины имеют более высокую заболеваемость чем мужчины [1-3]. Точная причина саркоидоза неизвестна. Генетические факторы вероятно ответственны за увеличенную восприимчивость к болезни, возможно, в восприимчивости к саркоидозу участвуют главный комплекс тканевой совместимости или ген рецептора комплемента [4]. Формирование гранулемы инициируется T-лимфоцитами, отвечающими на специфический, но неизвестный антиген.

Вовлечение центральной нервной системы обычно обнаруживается при аутопсии, где приблизительно четвертая часть пациентов с системной болезнью имеет гистологические свидетельства вовлечения центральной нервной системы. Симптоматическое вовлечение центральной нервной системы у пациентов при жизни является намного менее обычным и обнаруживается приблизительно в 5 % случаев [3]. Методы визуализации позволяют обнаружить свидетельства вовлечения центральной нервной системы приблизительно у 10 % пациентов с системной болезнью. Менее 1 % пациентов имеют изолировное вовлечение центральной нервной системы, без свидетельств системной болезни.

Клинические проявления

Клинические симптомы нейросаркоидоза зависят от участка вовлечения и являются неспецифическими. Паралич лицевого нерва и ухудшение зрения - обычные симптомы, также как головная боль, приступы и признаки менингеальной ирритации [2, 3]. Признаки и симптомы, такие как слабость, парез, парестезии, диплопия и дизартрия являются частыми и могут быть легко перепутаны с симптомами рассеянного склероза. Менее обычными являются симптомы несахарного диабета, сильная жажда и полиурия, происходящие при вовлечении гипофиза или гипоталамуса. Гидроцефалия - другая необыкновенная клиническая особенность. Вовлечение спинного мозга может проявляться слабостью конечностей и другими неспецифическими признаками миелопатии.

Диагностические тесты

Диагноз нейросаркоидоз должен быть подтвержден результатами биопсии, демонстрирующей неказеозные гранулемы с отсутствием микроорганизмов и других причин гранулематозного воспаления. В многих случаях биопсия невозможна или нежелательна из-за труднодоступности участка вовлечения. Вероятный диагноз нейросаркоидоз может быть основан на клинических данных или результатах визуализации повреждений, с признаками системного саркоидоза, полученного при биопсии другого органа или при положительном результате теста Квейма [2]. Тест считается положительным, если биопсия участка кожи через 4-6 недель показывает типичные саркоидные гранулемы. Хотя тест Квейма имеет высокую чувствительность и специфичность, ограниченная доступность и безопасность реактива Квейма ограничивают его широкое использование [3]. В отсутствии гистологического подтверждения системной болезни, диагноз может быть поддержан двумя или более ненормальностями, например типичной рентгенограммой легких, результатов сцинтиграфии с галлием 67 или увеличенного серологического уровня ангиотензинпревращающего фермента.

Сцинтиграфия с галлием 67 всего тела может показать области увеличенного поглощения, связанные с болезнью центральной нервной системы у менее 5 % пациентов с этим состоянием, но может указывать на присутствие системной болезни у 45 % пациентов с вовлечением центральной нервной системы [2]. Цитрат галлия-67 вводится внутривенно и поглощается участками активного саркоидного воспаления и другими воспалительными и опухолевыми процессами, такими как туберкулез и лимфома. Поскольку сцинтиграфия с галлием 67 имеет плохую специфичность, она имеет ограниченную полезность [3].

Уровень ангиотензинпревращающего фермента (АПФ) может быть увеличен у пациентов с легочным саркоидозом. АПФ производится эпителиоидными клетками гранулематозных повреждений и поэтому может быть увеличен при множестве болезней, включая диабет, силикоз и цирроз [3]. Пациенты с нейросаркоидозом имели увеличенный уровень АПФ в 5-50 % случаев [7]. В недавнем обзоре, только один пациент из 12 с известным нейросаркоидозом имел увеличение уровней АПФ, принимая во внимание, что у одного из 12 пациентов наблюдалось увеличение уровня АФП в цереброспинальной жидкости [2]. Также сообщалось о других ненормальностях цереброспинальной жидкости, включая увеличенные уровни белка и лимфоцитоз.

Результаты визуализации

Саркоидоз может вовлекать любую часть нервной системы. Мы сконцентрируемся на типах вовлечения, которые могут быть замечены при исследовании мозга и позвоночного столба. В обеих областях, саркоидоз может вовлекать паренхиму мозга, нервные корешки, лептоменинкс, твердую мозговую оболочку и окружающие костные структуры. В большинстве случаев, внешний вид повреждений неспецифичен [8].

Мозг

Интрапаренхимальные повреждения. Наиболее обычными паренхиматозными ненормальностями являются множественные перивентрикулярные повреждения белого вещества, в виде областей с высокой интенсивностью сигнала на T2-взвешенных изображениях [2, 9]. Эти повреждения могут быть неразличимы от повреждений при болезни сосудов или рассеянном склерозе. Поскольку этот тип повреждений обычен у пациентов без саркоидоза, не очевидно, что повреждения всегда имеют связь с саркоидозом.

Также сообщалось о паренхиматозных повреждениях в виде массы [10]. Эти повреждения могут быть приняты за первичную или метастатическую опухоль или демиелинизацию. Массовые повреждения часто связаны с близлежащим лептоменингиальным вовлечением. Считается, что это является следствием периваскулярного распространения лептоменингиальной болезни [11]. Массовые повреждения, связанные с саркоидозом, могут быть темными на T2-взвешенных изображениях [10, 12], но метастазы и лимфома также могут иметь подобный вид. Для саркоидных повреждений фокальный некроз необыкновенен.

Лептоменингиальное вовлечение. Лептоменингиальное вовлечение - возможно наиболее типичное проявление саркоидоза центральной нервной системы, замеченное приблизительно в 40 % случаев в виде утолщения лептоменинкса на T1-взвешенных изображениях с контрастированием. Повреждения могут быть диффузными или узловыми [7], расположеными периваскулярно, имея вид интрапаренхимального вовлечения. Лептоменингиальная болезнь может отличаться от дуральной болезни вовлечением борозд и периваскулярных пространств или цистерн. Этот паттерн вовлечения трудно различим от туберкулеза или лимфомы, вовлекающих лептоменинкс.

Вовлечение гипоталамуса и гипофиза. Лептоменингиальное вовлечение вокруг гипоталамуса или воронки гипофиза может быть замечено вместе с базилярным лептоменингиальным вовлечением или как изолированная ненормальность на T1-взвешенных изображениях. Изолированное вовлечение воронки может походить на гистиоцитоз. Вовлечение гипоталамуса может проявляться как несахарный диабет или аменорея [13, 14]. Сообщалось о саркоидозе гипофиза в виде интраселлярной массы, простирающейся в супраселлярное пространство [15].

Вовлечение черепных нервов. Вовлечение черепных нервов может происходить вместе с лептоменингиальным вовлечением или изолированно. Имеется слабая корреляция между визуализацией вовлечения черепных нервов и клиническими невропатиями. Некоторые пациенты имеют клинические симптомы без ненормальностей МРТ и многие имеют ненормальности МРТ без клинических симптомов. Может быть вовлечен любой черепной нерв, но наиболее обычно наблюдается вовлечение лицевого нерва (VII), принимая во внимание, что радиологически наиболее часто наблюдается патология зрительных нервов (II) [2, 11].

Вовлечение зрительного нерва может происходить в регионе зрительного перекреста или в интраорбитальной части зрительных нервов и может быть двусторонним или односторонним [16]. Дифференциальный диагноз изолированного вовлечения зрительного нерва включает оптический неврит и глиому зрительного нерва. Может быть вовлечена оболочка зрительного нерва, которая может быть похожа на менингиому зрительного нерва [2]. Саркоидоз может вовлекать орбитальный жир, мышцы, слезные железы или глазное яблоко с диффузными массами, радиологически неразличимыми от ложной опухоли орбиты [17, 18]. Черепные нервы могут вовлекаться периневрально при вовлечении носовых пазух [19].

Гидроцефалия. Гидроцефалия происходит у 5-12 % пациентов с саркоидозом центральной нервной системы [2, 7]. Она может иметь сообщающийся тип, возможно из-за изменения резорбции цереброспинальной жидкости; может быть связанна с дуральным или лептоменингиальным вовлечением; или иметь обструктивный тип, из-за спаек желудочковой системы, вызванных лептоменингиальным вовлечением или вовлечением мягкой мозговой оболочки. Может происходить изоляция четвертого желудочка (назвываемая ''ловушкой четвертого желудочка'') или других частей желудочковой системы [20].

Дуральное вовлечение. Дуральное вовлечение при саркоидозе может иметь вид центральных дуральных масс или диффузного дурального утолщения. Обычно повреждения гомогенные на T1-взвешенных изображениях с контрастированием и темные T2-взвешенных изображениях. Это может служить ключом к диагнозу, но эти повреждения могут быть неразличимы от кальцинированных менингиом или дуральных метастазов [21, 22]. Другие дифференциальные диагнозы включают лимфому и идиопатический гипертрофический пахименингит. Последний также может быть перепутан с саркоидозом, потому что также является гранулематозным процессом [11].

Пациенты с дуральным вовлечением обычно имеют головные боли или компрессию черепных нервов. Дуральное и лептоменингиальное вовлечение редко происходят в одном и том же регионе. Из-за существования барьерных клеток паутинной оболочки, часть паутинной оболочки является барьером для распространения болезни [11].

Васкулит. Сообщалось о васкулит-подобном паттерне внутричерепного вовлечения, с периваскулярными гранулематозными инфильтратами. Этот паттерн может быть связан с аутоантителами к сосудистым эндотелиальным клеткам [23, 24]. Повреждения белого вещества, замеченные как области высокой интенсивности сигнала на T2-взвешенных изображениях, были приписаны возможному вовлечению сосудов [9]. Несмотря на сообщения о гистологически подтвержденном вовлечении сосудов при саркоидозе центральной нервной системы, инфаркт мозга является редким проявлением нейросаркоидоза [25-27].

Череп

Повреждения черепа при саркоидозе очень редки. Они могут быть замечены в сочетании с другой болезнью кости или как изолированная ненормальность. Повреждения имеют четко выраженные несклеротические края (внешний вид ''удара кулаком'') и могут демонстрировать увеличенное поглощение радиоактивного материала. МРТ может показывать поглощение в мягких тканях, граничащих с повреждением [28, 29].

Позвоночник

Нейросаркоидоз спинного мозга может производить множество ненормальностей, которые включают повреждения костного мозга, интрадуральные, экстрамедуллярные, экстрадуральные поврежения, вовлечение костей позвоночника и повреждения диска.

Интрадуральные повреждения. Интрадуральный саркоидоз - необыкновенное проявление саркоидоза, которое часто вызывает серьезные неврологические осложнения. Он происходит в менее 1 % случаев саркоидоза [30]. Обычно вовлечение спинного мозга не является изолированным или начальным проявлением болезни. Это помогает предположить диагноз и помогает избежать биопсии спинного мозга. Результаты МРТ при интрадуральном саркоидозе неспецифические, требующие рассмотрения большого числа дифференциальных диагнозов, включая опухоли, рассеянный склероз и микозы.

Интрадуральные повреждения при саркоидозе обычно имеют вид веретенообразных утолщений спинного мозга. На МРТ, повреждения спинного мозга имеют высокую интенсивность сигнала на T2-взвешенных изображениях, низкую интенсивность сигнала на T1-взвешенных изображениях и очаговый характер при использовании контрастирования.

Junger [31] предложил МРТ классификацию интраспинальных проявлений саркоидоза, состоящую из четырех стадий, коррелирующих с возможными гистологическими стадиями болезни: стадия 1 - раннее воспаление, демонстрирует линейное лептоменингиальное увеличение сигнала при контрастировании с гадолинием вдоль поверхности спинного мозга; стадия 2 - вторичное афферентное распространение лептоменингиального воспалительного процесса через участки Вирхова-Робена, демонстрирующее паренхиматозное вовлечение со слабым увеличением сигнала и диффузным утолщением спинного мозга; стадия 3 - незначительное утолщение или нормальный спинной мозг с фокальным увеличением интенсивности сигнала; и стадия 4 - разрешение воспалительного процесса с нормальным размером или атрофией спинного мозга без увеличения интенсивности сигнала. В клинической практике наиболее часто встречаются стадии 2 и 3. Другие редкие ненормальности, такие как кальцинозы, формирование кист и экстрадуральное вовлечение также были описаны. Дооперационное предположение интраспинального саркоидоза должно настраивать патолога на тщательный поиск гранулем и гигантских клеток, потому что саркоидоз может походить на опухоль.

Правильный диагноз и раннее начало лечения стероидами могут минимизировать неврологические осложнения и уменьшить смертность в 42 % случаев. МРТ может показывать изменения после лечения или рецидив после прекращения стероидной терапии. Koike [32] показал, что улучшение интраспинальных повреждений на МРТ плохо коррелирует с клиническим улучшением и зависит от степени повреждения спинного мозга.

Лептоменингиальные и дуральные повреждения. Экстрамедуллярные интрадуральные повреждения обычно проявляются лептоменингиальной саркоидной инфильтрацией и наблюдаются в 60 % повреждений спинного мозга. Junger [31] предположил, что эта инфильтрация может быть предшественником интраспинальных повреждений. Лептоменингиальное вовлечение может быть визуализировано на T1-взвешеном изображении с контрастированием как тонкое линейное лептоменингиальное утолщение или маленькие узелки. Клинические проявления плохо коррелируют результатами МРТ. Экстрамедуллярные саркоидные гранулематозные массы редки (мы нашли всего семь сообщений в литературе) [33, 34]. Экстрамедуллярные масса-подобные повреждения были описаны при вовлечении цервикального, грудного и поясничного отдела позвоночного столба. На МРТ, повреждения наблюдаются как области уменьшенного сигнала на T1-взвешенных изображениях и гиперинтенсивного сигнала на T2-взвешенных изображениях. Характерное уменьшение T2 сигнала, обнаруженное при дуральном внутричерепном саркоидозе, не было описано при повреждениях спинного мозга. Клинические проявления обычно являются следствием компрессии нервов или спинного мозга. Для облегчения компрессионных симптомов обычно необходима хирургическая резекция, сопровождаемая лечением стероидами. Дифференциальный диагноз включает менингиому, опухоли оболочки нервов, лимфому, карциноматозные метастазы, хлорому, гемангиоперицитому и другие гранулематозные болезни.

Вовлечение кости. Вовлечение кости при саркоидозе происходит у 1-13 % пациентов [35-37]. Фактическая частота вероятно выше, потому что большинство костных повреждений бессимптомны. Мелкие трубчатые кости рук и ног вовлекаются наиболее часто. Менее обычным явялется вовлечение длинных трубчатых костей, черепа, ребер, позвоночного столба и костей таза [35].

Повреждения позвоночного столба редки и обычно происходят в грудном и люмбарном отделе. Клинические проявления включают боль и невралгию. Результаты МРТ обычно показывают множественные четкие литические повреждения со склеротическими краями. Склеротические повреждения, смешанное литическое и склеротическое вовлечение и вовлечение диска редки и были описаны в нескольких сообщениях [36, 37]. МРТ показывает множественные повреждения с низким T1 сигналом, высоким T2 сигналом с увеличением после введения контрастного материала или низким T1 и T2 сигналом в склеротических повреждениях. Сцинтиграфия кости потенциально полезна, чтобы определить дополнительные участки для биопсии и как инструмент контроля за активностью болезни. Результаты МРТ недостаточно специфичны, чтобы устанавливать диагноз саркоидоз. В отсутствии подтвержденной болезни в другом органе, биопсия обычно является необходимой для исключения других болезней, таких как миеломная болезнь, лимфома и туберкулез [38].

Лечение

Лечение симптоматических пациентов обычно начинается с кортикостероидов с высокой дозировкой. Если пациент отвечает на лечение, дозировка стероидов может быть снижена или лечение может быть прекращено [3]. Корреляция между разрешением признаков и разрешением ненормальностей МРТ плохая, особенно при повреждениях спинного мозга [32]. Наблюдается высокая частота прогресса болезни или рекуррентных симптомов. Метотрексат использовался как терапия первой линии, хотя его эффективность не была ясно установлена [3].